August 10th, 2008

Воскресный день

Однако  похоже на то, что великие державы ещё существуют, и при желании они могут остановить любой конфликт, если он не международный, а межгосударственный. 

Это приятно. Под жандармами жить как-то спокойнее. 

Вообще организованная жизнь понятней неорганизованной.

Заявление международного общества "Мемориал"

.........................

ОСТАНОВИТЬ ВОЙНУ

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года в Южной Осетии началась война. В Грузии объявлена мобилизация, а официальные лица заявляют об осуществлении "конституционных мер по наведению мира и правопорядка", вплоть до успешного окончания которых никакие переговоры невозможны.

Нам в России эти слова слишком знакомы. "Конституционный порядок" Российская Федерация наводила в 1994 году, в первую чеченскую войну. Тогда "молниеносная операция" переросла в затяжную и кровавую.

Слова о войне до победного конца и об отказе от переговоров в России так же памятны - руководство нашей страны заявляло об этом в 1999-м, в начале "второй чеченской". Сомнительная военная победа стоила нашей стране отказа от демократии.

Впрочем, такое было и в самой Грузии: в Абхазии в 1992-м, в той же Южной Осетии в 1991-м. На осетинском и абхазском конфликтах утверждалась власть Гамсахурдиа и Шеварднадзе. И едва ли не первой жертвой войны, начатой в ночь с 7 на 8 августа, может стать сама Грузия, - как демократическое государство и как ответственный член мирового сообщества.

Грузия как участник ОБСЕ несёт обязательства разрешать конфликты мирным путём. Восстановление территориальной целостности государства не может быть поводом для отказа от этих обязательств. Боевые действия в Южной Осетии должны быть немедленно остановлены. Путь переговоров долог и труден, но только так можно достигнуть прочного мира.

История конфликтов на Кавказе в последние годы составляет длинную цепь ошибок и преступлений. Мы призываем не забывать эту историю.
.................................

После телевизора

Что такое "информационная война", я не понимаю. Ясно, что в Европе есть образ России, складывающийся столетиями, и  никакими удачными или неудачными словами или картинками его не изменить. Незачем и пытаться. 

Ясно так же и то, что мы имеем последствия того, что в течение последнего десятка лет в сфере СМИ происходила деквалификация работающих, репортёров и журналистов, но в особенности и в первую очередь - деквалификация управляющего персонала. Полная. 

Государство, само слабеющее (именно как государство, т.е., как социальная машина, решающая общие задачи для общего блага), опускало и разлагало всё, чего оно касалось. Это разложение и распад проявляется всегда, когда в общественной сфере происходит нечто, требующее немедленного самостоятельного решения служащих по отношению к общим целям и интересам. Никто не держит в голове (да и вообще нигде) ничего общего, и начальники (их никак нельзя назвать руководителями, это именно начальники) либо мечутся, как безумные тараканы, либо застывают, как тараканы испуганные.  

При этом надо понимать, что задачи объективны, и необходимость их решения в пользу всего народа и того же государства от этого не меняются. Они таковы, каковы они есть, и больше никаковы.