June 8th, 2008

По поводу беседы Пархоменко и Квачкова

Разговор  В.Квачкова и С.Пархоменко на "Эхе Москвы" 5 июня 2008 г. 

Квачков - сильный полемист. По всем правилам риторики. Никаких оценок - только описание реальности, просвещение слушателей, прояснение позиции. Этически обоснованная и рациональная позиция. реакция на собеседника - доброжелательный тон, лёгкое сожаление, твёрдое и терпеливое повторение.
Уважаемый и добрый человек Сергей Пархоменко выглядел на этом фоне полной сявкой и салагой. Шестиклассником, который пытается разговаривать со взрослым человеком басом, но всё время срывается на фальцет.
Конечно, истеричному и поверхностному либералу против настоящего радикала из военных учёных... как плотнику супротив столяра. 
Противостоять радикальной риторике, как ясно, моежт только риторика консервативная, охранительская (по отношению к реальности). Вернее, так: радикальной ответственности противостоит только консервативная ответственность. У них много общего между собой, и в первую очередь это почва, народ, серьёзное отношение к обществу и общему
Вот если бы на Квачкова наехал бы... публицист Икс... или дьякон Игрек... или... 
Вот то-то и оно, что или. Т.е., чтобы оппонентами были люди спокойные, основательные... Чтобы они шли на радикальную публику как на медведя, с рогатиной. 
Ладно, может, и проскочим. К счастью, Квачков затрахан еврейским вопросом. Если он с него не соскочит, то может быть и обойдётся. 
Но вообще - тревожно. Первый звонок.

Экономика и культура

Правильный человек Джон Кэй в "Ведомостях" о том, можно ли при взгляде на гуманитарные вещи оперировать и аргументировать доводами "от экономики"
.......................................
«Государство на самом деле не хочет, чтобы мы перестали курить, ведь налоги с сигарет приносят большие деньги в казну» — я всегда считал это типичным примером сплетни из бара (по крайней мере до тех пор, пока курить в барах не запретили). Но опубликованные только что стенограммы заседания кабинета министров Британии от 1956 г. доказывают, что именно так и рассуждало когда-то правительство.
Министр здравоохранения предложил начать разъяснительную кампанию о вреде курения. Но тогдашний министр финансов Гарольд Макмиллан наложил вето на это предложение, заявив, что налоги, которые платят курильщики, слишком важны для бюджета. Довод не только безнравственный, но и ошибочный. Ошибочен и контраргумент о том, что курильщики должны платить больше, поскольку их болезни становятся дополнительным бременем для системы здравоохранения. Все рано или поздно от чего-то умирают — и, как ни цинично это звучит, рак легких не самое «дорогостоящее» заболевание, поскольку такие больные умирают быстро.
Любые такие расчеты — только половина всей истории. С точки зрения финансовой системы самое серьезное экономическое воздействие курение оказывает на пенсии. Поскольку курильщики живут меньше и пенсию они получают не так долго. Тогда считалось, что курение снижает среднюю продолжительность жизни на год. Как мы теперь знаем, последствия для здоровья еще серьезнее, а значит, весомее и последствия отказа от курения. Государство тратит на пожилых людей 10 фунтов на каждый фунт, который оно собирает в виде налога на табак.
Увеличение продолжительности жизни наносит удар по общественному кошельку, тогда как курение, наоборот, пополняет казну. Что же теперь — легализовать эвтаназию, а также субсидировать производство табака и крысиного яда?
Глубоко порочно представление о том, что существует некое «государство», чьи финансовые интересы могут быть отделены от интересов граждан, которые платят государству и получают от него услуги. Столь же неверно и представление о существовании некоей «экономики», которую нужно подпитывать и которая должна развиваться каким-то образом — независимо от благосостояния частных лиц и домашних хозяйств.
При всей нелепости этих представлений они иногда проявляются до сих пор. Нередко можно услышать что-то об «интересах министерства финансов» или экономических выгодах искусства или Олимпийских игр, подсчитанных исходя из их влияния на расходы, товарооборот и занятость.
Все эти доклады — пустая трата бумаги. Экономический эффект от пьес Шекспира состоит в том удовольствии, которое получают зрители. Удовольствие — это полученное благо, а плата за билеты — это не дополнительный доход, а издержки. Если удовольствие от пьесы не получено, каким бы прекрасным ни был актерский состав и какую бы прибыль ни получили продюсеры, мы имеем дело с бессмысленным переводом ресурсов в непроизводительную сферу. Мера продуктивности той или иной деятельности — в благе, которое получает общество в целом и частные граждане каждый в отдельности.
(Подчёркивал я - Л.Б.)
................................

Последний абзац, про эффект от пьес Шекспира, мне особенно понравился. Достали уже рассуждения о том, каков рейтинг, да сколько заработано, да про самостоятельное значение известности супротив смысла и содержания. 

Нет, но каков англичанин, а? У них что, все колонкописатели такие толковые?