June 3rd, 2008

Свадьба, государство, общее дело, голова болит

На выходных был яа свадьбе сына моего доброго приятеля maper.  Сын и отец - финансисты, или по крайней мере занимаются финансами (в том смысле, что не материальными предметами, а скорее деньгами). Невеста и жених работают вместе, что является, как я понимаю, семейной традицией.
Люди они хорошие, дай им Бог всего наилучшего.
Свадьба была современной: с простой едой в необжирательных количествах, и с отличными винами, водками и коньяками особенно. Говорились душевные тосты. До меня очередь дошла грамм через 200, что не могло не сказаться на задушевности и смыслесказанного. Смутно помню, что в тосте в честь новобрачных я толковал о семье как естественном состоянии человека. Правда, у меня хватило совести предупредить молодых, что я им это говорю не для немедленного исполнения, а для запоминания и произнесения на свадьбах своих потомков. Fixed.
Но я не об этом. 
Утром сегодня позвонил отец жениха, обменялись впечатлениями, и он сказал мне странную, но безусловно верную мысль: что поколению наших детей чужды две идеи:
1. в решении проблем своей жизни надо (и можно) рассчитывать на государство, или хотя бы учитывать его;
2. понятия "государство" и "общее дело" - близки по смыслу. 
Причём надо подчеркнуть, что оба понятия существуют в головах наших детей в достаточном количестве, но раздельно.
У старших поколений en masse существует такая забавка: по любому поводу решать общественные проблемы, бодаясь с тем самым фантомом государства как общего дела, либо отождествляясь с ним. 
Выглядит это довольно смешно, когда плюют в сторону государства приблизительно тем же плёвом, которым раньше полагалось плевать в сторону Запада, и с теми же ужимками.
Впрочем, и традиционная форма: плевание в сторону Запада - тоже в моде.

Прав был Владимир Сергеевич Муравьёв, говоря, что русская культура "хромает на манихейскую ножку". 
Вся не вся, но общественная публичная - точно хромает.

В чём тут дело?
С чем это связано?
С почти вековым кардинальным отсутствием общественного, прошу прощения, дискурса? 
С неоднократно подмеченным преувеличением собственного жизненного и иного опыта?
С отсутствием чувства меры (о чёи разговор идёт прям с Крижанича)?
Или ничего не связано, а просто это одно и то же?

И точно ли русский язык наш, как утверждают некоторые, сам по себе таков, что толкает нас к манихейству, культивирует у всех познавательных и упорядочивающих действий только разделение на две части?

Летняя ночь

Если проснуться ночью, и никто не скажет "спи давай", то лучше всего думать о пространстве времени, играть с ним. Например, представлять, что ты не плывёшь по реке времени, а стоишь... где-то... а на тебя медленно надвигаются (с одной стороны) годы и события, а с другой стороны они отъезжают. И ты не забываешь их, а просто видишь их хуже.. разве что... прищурившись.

Но странное оно, неравномерное пространство времени. Например, что-то наплывает, а что-то я вижу, но оно стоит. Например, 2050-й год. Стоит, и никогда до меня не доплывёт. 

Я появился, огляделся, и они двинулись - но не все. Не все. 

Можно ли сказать, что 2050-й год ближе, чем 10 лет назад? Если он никогда не пройдёт через меня?

Что за ригодон такой?

Меня окружает, как свод неподвижных звёзд, пространство недостижимых времён. 

Бродского знаешь, Иосифа Александровича?

Где у него рассуждение, что русской поэзии противопоказан свободный стих, верлибр и проч.? 
Мол, язык и так хлипкий, недооформленный, а тут ещё эта совершенно ненужная свобода - совсем размазня получается (как правило).

Заранее благодарен на неоставлении.

Дедушка старый

 Во всех рассуждениях о неправильных и/или глупых предках, благодарящих за свою жизнь хрен знает кого (иногда Сталина, например)  незримо присутствует предпосылка: человек сампо себе, а обстановка и обстоятельства его жизни - сами по себе. Дичь, конечно, полная - однако я сам слышал и читал рассуждения типа "если бы мой дедушка жил в другое время и при других властях, то он всё равно бы выбился в люди, потому что был сметлив и ухватист - а значит, Сталин тут ни при чём". Дедушка, таким образом, получается не уникальным сплавом себя и всей остальной вселенной, а набором и сочетанием свойств, качеств и параметров, каковой набор попал в мир в какой-то случайной точке пространства и времени, и поехал себе крутиться и достигать. А мог бы мол, вставиться и попасть в другое время и место, и всё равно выиграл бы "Париж-Дакар".

Интересно, что сам дедушка, как правило, так не думает. Он, старый дурак, не понимает, что причины есть хорошие и плохие, и хорошие причины надо принимать как причины, а плохие, типа Сталина и революции, надо считать неважными и вообще беспричинными.

Как можно так представлять себе свою собственную жизнь и не сойти с ума, внучек не объясняет. 

[И тут, как и в случае с уважением по Житинскому и по Львину, тоже не обходится без языкового кунштюка. Благодарность благодарностью, конечно: тут без самого благодарного не обойтись. Но рядом лежащее выражение "благодаря ему" явно сдвигается в сторону причинно-следственной связи как таковой, хотя слово своим корнем, так сказать, подмигивает. 
Благодаря урагану всё местечко, значит, сметено с лица земли. И проч.]

Религиозное сознание такие связи принимает легко и естественно, поскольку причиной всего происходящего мыслится сами понимаете Кто, источник всякого блага и добра. Всё осмыслено, ничего не просто так, и у него, произошедшего, есть глубочайшие и непостижимейшие причины быть именно таким. 

В безрелигиозном сознании, однако, человек действительно мыслится сам по себе, случайностей вокруг столько, что иные ничего кроме них и не видят. 
Кака така благодарность? Кому и с чего, спрашивается? 
Вот я - я есть. Пока. А остальные в лучшем случае существуют параметрами. 

Да, вобщем так. Нет Бога - нет осмысленной уникальности - некого и незачем благодарить, максимум учитывать - только я и такие же, как я, случайные сочетания, и существуют и друг друга ни за хреном поддерживают.