May 9th, 2008

Возможности и намерения

Классное рассуждение М.Ю.Соколова, про то,  что бывает, когда применяют двойные стандарты. В данном случае, когда в одном случае расуждают в логике оценки взаимных возможностей, а в другом - взаимных намерений. Конкретно - когда Россию призывают не бояться "НАТО у ворот", потому что у этих добрых людей нет никаких намерений, кроме самых мирных. А в другом случае призывают бороться изо всех сил, включая все силы, против ситуации, когда у России есть все возможности перекрть Европе газовый краник. Несмотря на то, что Россия изо всех сил убеждает, что у неё никаких таких намерений нету. 
Вроде шизуха, да? Однако когда такая шизуха повторяется из раза в раз, то понятно, что это никакая не шизуха и не двойные стандарты. Двойные стандарты - это когда к подобным объектам применяются не подобные, а перпендикулярные подходы. А если объекты не подобны? К ребёнку и к взрослому не применяют одних и тех же стандартов. Тогда всё нормально. Нельзя же относиться к дикарям так же, как к цивилизованным людям.
ТУт ещё надо принять во внимание, что украинские и грузинские товарищи, которые рвутся в НАТО, не являются никем, кроме как совками постсоветскими. Их страх перед Россией - это память старого рабского страха. Их рвение - это рвение рабов в поисках нового хозяина. 
Оно бы и ладно... Оно бы и ладно... Но где ж тут найти приличного хозяина бедному рабу? Как бы не оказалось, что новый будет не лучше старого. Neues ordnung, он, знаете ли...

Заметки

Есть несколько различных пространств, различных логик. И если просто их различать, разделять, разводить - то  всё становится значительно проще и яснее.

1. То, что происходило в то время. Что, как, с кем и т.д.

2. Смысл того, что происходило в то время. Понятно, что этот смысл может быть увиден и даже привнесён только если отойти подальше и посмотрить, что называется, прищурившись.

3. Историческая память - то, как переживший это народ помнит и представляет и те события, и тот смысл.

4. Поведение властей по поводу всего вышеперечисленного. 

Есть ещё много чего, но это - главное. Каждый из нас, понятное дело, представляет собой 
- и историка (как правильно, любителя), 
- и размышляющего над смыслом тех событий и их последствий для нас, 
- и чувствующего свою, семейную, родовую и народную память, 
- и наблюдателя над тем, как беспомощно и дурацки ведёт себя власть (если интересно, конечно - мне, скажем, это вообще неинтересно и не нужно, посколькоу к реальности не имеет вообще никакого отношения). 

Я мог бы, конечно, для красоты написать, что  только полные идиоты и эмигранты во всех смыслах могут путать одно с другим - но это неверно. 

Для меня же есть такие вещи: 

1. Совершено было то, чего не могло быть совершено. Народ спас себя от уничтожения, в условиях, когда такое спасение не было возможным ни по каким расчётам.

2. Сталинская коммунистическая утопия был уничтожена в пожаре войны и больше никогда не была восстановлена. Это кажется неочевидным, но это так.

3. Русские не умеют, не хотят и не любят воевать. Они воюют только в состоянии крайней необходимости и с диким напряжением сил, необходимым для преодоления нежелания убивать и быть убитым. Это напряжение  потом даёт совершенно неожиданные результаты (см. п.2).