February 26th, 2008

Вдогон недоумению по поводу Немцова

На этот доклад обратил моё внимание мой старший товарищ и очень уважаемый человек Юра Шиханович. 

Когда я попытался разобраться в своих чувствах по поводу этого доклада, Юра прислал мне следующее письмо (которое позволил опубликовать в ЖЖ - у него пока нет своего ника):
...........................
А вот мой ответ.
Я полагаю, что у Вас действительно "бзик на ровном месте", возникший, во-первых, от недодуманности и, во-вторых, от априорного отрицательного отношения к Немцову.
Мотивирую "недодуманность".
Я полагаю, что по вопросу "Надо ли государству стимулировать рождаемость?" по законам формальной логики каждый человек занимает одну из пяти позиций: 1) "России не нужно плодить люмпенов" [Этот тезис надо понимать не по-идиотски "Кому стоит рожать, а кому нет", а как "При стимулировании рождаемости надо постараться, чтобы стимулирование, в первую очередь, увеличивало рождаемость в среднем классе"]; 2) "России нужно плодить люмпенов" [в том смысле, что "При стимулировании рождаемости надо постараться, чтобы стимулирование, в первую очередь, увеличивало рождаемость в люмпенизированных слоях населения"]; 3) Надо стимулировать рождаемость, не думая о том, в каких слоях населения это стимулирование увеличит рождаемость; 4) Не надо стимулировать рождаемость; 5) Я не хочу об этом думать.
Согласны ли Вы с моим утверждением, что по вопросу "Надо ли государству стимулировать рождаемость?" по законам формальной логики каждый человек занимает одну из пяти описанных мною позиций?
Если согласны, то какую позицию занимаете Вы?
Я занимаю первую.
...........................

Ну, понятно, какую позицию я занимаю. Я занимаю такую позицию, что человечество - не стадо. Беспокоиться о том, чтобы в одном классе рождаемость росла, а о другом классе не беспокоиться - это верный способ догрести от простой глупости до какого-то звериного фашизма. Само выражение насчёт "плодить люмпенов" указывает на исключительную акультурность и аморальность автора (я очень надеюсь, что это Немцов), который, очевидно, вслед за марксистами конца 19-го века на голубом глазу полагает, что дети люмпенов - это люмпены, а дети среднего класса - средние классовцы. Такого уровня классового сознания я давно не встречал!

По прочтении "Скелета наступающего", коротко

Книга написана А.Приваловым и А.Волковым, полное название - "Скелет наступающего: источник и две составные части бюрократического капитализма в России", "Питер", 2008.

Никакая беллетристика давно не производила на меня такого сильного впечатления. Это впечатление одновременно эстетическое, умственное и нравственное. Книга написана о современном нам государственно-законническом механизме в России, и о том, как он взаимодействует с живыми людьми.

Язык книги, особенно первой и третьей части, сух и вязок. Только таким языком и можно описать чиновный, бюрократический капитализм в России. И когда это, наконец, понимаешь, читать становится одновременно очень легко и очень страшно. Явное стремление авторов разобраться в мотивах, механизмах и целях их объекта, оставаясь самими собой, при своей реализации приводит к неожиданному психологическому эффекту: эти хищники - и мы сами, и чужие одновременно. Они молчат и действуют, действуют и молчат. Они как будто являются многочисленными проявлениями того, чему нет, по крайней мере в книге, названия и обозначения.

Жуть. От книги ощущение, как от странного и органического сплава таблиц Брадиса с "Нравами насекомых" Фабра.

Вторая же, диалогическая часть книги (т.наз."Апологетика") переводит прозу в драматургию. Я являюсь сторонником точки зрения В.Муравьёва, что написать нечто можно только потому, что есть текст-прототип. Так вот, рискну предположить, что "Апологетика" могла быть написана только потому, что уже написана трилогия Сухово-Кобылина. Только это дело уж очень далеко зашло с тех пор, вот что.

И, конечно, как во всякой хорошей русской прозе, в тексте очень мало эпитетов. Я понимаю, почему: эпитеты привязывают читателя к видимой части спектра - а тут авторы ведут разговор о математике и физике - химию же этой физики мы додумываем сами.

В общем, памятник государственной и законнической части нашего общества поставлен. 

Смотрите, дети! Вот так мы и живём, и сами себя то ли правим, то ли съедаем. Это, дети, вам не Кафка-баловник. Это всерьёз.