August 14th, 2007

Хорошее описание социальной паранойи

Первая мысль, которая возникает по получении информации о взрыве "Невского экспресса" - это часть кремлевских политтехнологий. И что бы потом не выяснилось в итоге (возможно, это и не так), мое недоверие к российским властям настолько же велико, насколько велика и уверенность в том, что на свете нет таких преступлений, на которые они не могли бы пойти.
Конечно, и в США есть люди, убежденные в том, что 11 сентября - дело рук американских спецслужб (хотя многие их считают параноиками). Но слишком многое российские власти сделали за последние годы такого, что заставляет подозревать их умысел в случившемся. И им будет крайне нелегко развеять мои (и не только мои) подозрения.


Интересны во втором абзаце это "конечно", "хотя" и "но" . 

Что касается нелёгкости развеивания таких подозрений, то я вспоминаю (типа кстати о птичках) такой очень давний случай. 

Много лет назад я таскал самиздат одному известному врачу-психиатру. Денег тогда за это дело не платили, да я бы и не взял бы - по понятным рациональным причинам. Так что он платил мне интересными рассказами и рассуждениями из своей профессиональной деятельности. Ох, и наслушался же я тогда! В частности, он как дважды два показал, что практически любая психотерапия для настоящего больного - это полная туфта. Лекарства, лекарства и лекарства - да и то они действуют только пока их принимают. 
Ну ладно, я не об этом. А об одном таком случае. Некогда жил-был знаменитый советский учёный технарь, универститетский учёный. В своей области он был одним из лучших, на мировом уровне. Лауреат премий, автор десятков учебников и монографий, блестящий преподаватель, любимец студентов и коллег и проч. 
Но только близкие люди знали, что он всегда носит освинцованные трусы, потому что абсолютно уверен, что его яйца облучают злодеи с Останкинской башни, специальными лучами, чтобы вызвать у него импотенцию. Как с ним ни говорили, как ни убеждали - ничего не помогало. Наконец родные, с большими трудностями, нажав на все свои связи, устроили ему возможность осмотреть Останкинскую башню. Приехали. Несколько часов ходили, показывали всё, что он хотел, открывали все двери и проч. 
Учёный всё внимательно осмотрел, с большим интересом. На обратном пути дочь у него и спрашивает: "Ну что ,папа, теперь ты видел, что никаких аппаратов для облучения тут нет?" . "Ну как же, - отвечал он, - они же видели, что мы подъезжаем, и спрятали. А как только мы отъехали, они их снова повытащили и включили". 

Вот и с российскими властями так.

из беседы Льва Лосева с Дмитрием Бавильским

Беседа во "Взгляде": 

– Десять лет назад вы говорили, что Америка – страна, отличающаяся большим уровнем честности. Изменилась ли с тех пор Ваша точка зрения на Америку?
– По сравнению с той советской Россией, откуда я 31 год тому назад уехал, Америка как была, так и остается образцом правдивости и доверия в отношениях между людьми. Был такой гнусный фильм несколько лет назад, «Брат 2», но одна мимолетная сценка там запомнилась психологической точностью. Русские бандиты, приехавшие в Америку убивать, легко проходят пограничный контроль в нью-йоркском аэропорту, чиновник им говорит: «Добро пожаловать в Америку», на что брат, которого играет Сухоруков, ухмыляется: «Вот идиоты!» 
Действительно, и после 11 сентября в Америке нет единого удостоверения личности, не требуется печати на всякого рода справках и рекомендательных письмах, и вообще очень многое делается на веру. Нет, конечно, каждый день можно прочитать в газете о мелких и крупных мошенничествах, о политиках, изобличенных во лжи и т. п., но это, судя по всему, не такие массовые явления, чтобы общество чувствовало необходимость принимать тотальные меры защиты от них. 
Как преподаватель, я уже привык к тому, что могу дать студентам письменный экзамен и на два часа уйти из аудитории, и никто не будет заглядывать в книгу или в компьютер, списывать у соседа, пользоваться шпаргалками. Попробовал бы учитель уйти из класса, задав нам контрольную, в мои школьные годы в Ленинграде! Опять-таки, бывают случаи, когда студенты нарушают кодекс чести, но очень-очень редко. 
Дело, конечно, не в том, что американцы какие-то генетически честные люди – какой только сброд не приезжал в Америку искать счастья, но то, что современный американский этос включает в себя повышенную откровенность и доверчивость в отношениях, является результатом своего рода органически возникшего общественного договора. Выяснилось, что так всем лучше. 


Я вспомнил, как мой друг, большой предприниматель и вообще уникальный по своим способностям человек, в середине 90-х годов съездил в Америку к друзьям, и по возвращении я его спросил, не хочет ли он туда уехать жить насовсем (а он к тому времени уже успел и за политику отсидеть, и бизнес несколько раз начать, и с властями и бандитами состоять в сложных отношениях). Он ответил мне: "Никогда! Понимаешь, они там все честные, и друг друга не обманывают. Как там можно работать?".