May 7th, 2007

Шекспир и Ростов-на-Дону

Помогите, кто может! Я сам в языке Шекспира нетвёрд, и не могу понять такую штуку:

В начале "Гамлета" принц по известному печальному поводу восклицает: "Fraitly, thy name is woman!".
Лозинский переводит это восклицание как "Бренность, ты зовешься: женщина!"
Пастернак же: "О женщины, вам имя - вероломство!".

Что точнее? Вернее, что говорил Шекспир устами моего любимого героя: что у fraitly есть имя, и это имя - "женщина (-ы, ладно уж)? Или что в женщин (-ы) есть имя, и это имя - fraitly?

Что здесь сущность и что - имя этой сущности?

Моё недоумение разделяла вся Европа.