December 22nd, 2006

Дуня Смирнова о русском национальном характере

А как вы определяете национальный характер?

- Очень талантливый и реактивный, очень быстро обучаемый. Очень жестокий. Очень завистливый. Причем, все окружающие при этом отмечают крайнюю степень размаха и радушия. Очень быстро отключающийся от процесса обучения, не способный к долгому и планомерному труду. Очень агрессивный. Хитрый. Чрезвычайно способный к выживанию. Очень жуликоватый. При этом чрезвычайно предпочитающий внешний эффект внутреннему движению. Как сказал один мой друг, ничто не обходилось мне так дорого, как дешевые понты. Так вот, это можно сказать про всю страну. Мы, вообще, показушники. Но это одна из возможных стратегий выживания! Очень недобрый народ. Я бы так обрисовала русский национальный характер.

Ну и мерзкая же баба эта самая Дуня Смирнова! Мало того что дура, так еще и дурная. С бодуна, и то такое не напишешь.

Что это со мной сегодня?

Рассказ почти о новом президенте Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедове

Рассказывает мой хороший приятель:
...........................
Заранее прошу прощения у носителей сложных восточных имен.
Когда я только пришел на работу в компанию Артур Андерсен, одной из первых командировок моих стала поездка на предприятие Башволготанкер - расположенное, как понимаете, в Башкирии. Точнее, в Уфе. Прилетели мы туда с моим начальником, отработали несколько дней, в четверг ему в голову пришла идея, что неплохо бы посмотреть кой-какие бумажки в дочке, кажется, Башволготанкера - Благовещенской базе речного флота. Благовещенск - небольшой городок в часе езды от Уфы. Начальство решило также, что (поскольку дочка в масштабах группы не очень значительна) можно послать одного молодого ассистента, снабдив его подробными инструкциями. Так и поступили.
Проинструктировав меня, Толик (шеф) решил спросить, не помню ли я, как зовут главного бухгалтера - человека, к которому я ехал. Я не помнил. Залез в шпаргалку и прочитал:
- Мавлюда Аскаровна.
До конца не дочитал - меня срубил глупый, беспричинный смех.
- Не, так дело не пойдет. Вечером будем тренироваться - сказал Толик.
Вечером я пришел в его номер. Толик закупил батарею пивных бутылок, вскрыл первую, лег на диван: "Давай, я Мавлюда Аскаровна, здоровайся со мной".
- Здравствуйте, Мавлю... - меня душил смех.
- Давай еще раз.
И так часа полтора, до тех пор покуда я уже не мог смеяться.
На следующий день привезли меня в Благовещенск. Встречал старенький директор базы - Иоганн Дмитриевич Моор. Протянув руку, он сказал: "Хау а ю?" Я ответил, что в принципе неплохо, но могу и по-русски. "Как это по-русски? - недоверчиво переспросил директор, - а разве вы не Артур Андерсен?" После пояснений директор было заулыбался, но тут же посерьезнел. "У нас несчастье, такое несчастье" - запричитал он.
- Что случилось - спросил я.
- Несчастье, Мавлюда Аскаровна в больницу попала, ногу сломала.
Я чуть не произнес "Ну, еб твою мать" - как в старом анекдоте про Деда Мороза, однако сдержался. И правильно сделал.
- Но вы не волнуйтесь, на месте ее зам - Байкадымова Шолпан Умытыковна.
Если бы он ограничился только фамилией, я бы, вероятно, смог с ней общаться. Но Шолпан, да еще и Умытыковна - это было чересчур.

Кто ж знал, что впереди еще будет Казаньоргсинтез с Идрисом Мударисовичем и Венерой Менетовной...
...............................................