November 26th, 2006

Новая книга Нильса Кристи

Называется она по-разному - на обложке написано "Приемлемое количество преступлений", а на титульном листе - "Удобное количество преступлений". На самом деле книга должна бы называться "Подходящее количество преступлений", как со свойственным ей чувством слова и тонкой иронией заметила Лена Стафьева.

Я советую прочесть всем, кто интересуется людьми и обществом, все переведенные у нас книги Нильса Кристи. Мне его открыл Валерий Абрамкин, и я ему крайне признателен и за это тоже отдельно. Кристи вроде бы криминолог, но я не считаю это определение исчерпывающим. Он, как и З.Бауман (на которого он совершенно не похож) понимает что-то очень важное про человеческую суть и ее проявления в наше время. Книг у нас его переведено несколько, их при желании можно достать, даже вроде в инете есть.

Ладно. Я, собственно, не об этом. Читая его книгу, я слово придумал. Правда, Ваня Климов сказал, что слово это существует издавна, но это даже лучше - ответственности меньше. Слово это - контролитет. Это вроде такая контролирующая сущность, и ее количество связано в первую очередь с уровнем нравов в определенном обществе. Я думаю, что количество контролитета в обществе мало зависит от устройства общества. И при любом преобразовании в обществе этот самый контролитет просто перетекает от институции к институции, из группы в группу, слегка меняет форму своего проявления и т.д.
Более того скажу: с повышением уровня нравов он не уходит, но перестает проявляться в общественных отношениях. Уходит внутрь личности.

Наверное, так.

Кристи же, в частности, толкует, как этот контролитет, не уменьшаясь, функционирует в современном, государствоцентричном обществе. Как люди предпочитают обращаться в полицию, вместо того чтобы, и что из этого следует.

Вообще скажу я вам - любит людей Господь, ох как любит! Только Божественной любовью можно объяснить то, что мы существуем до сих пор.
Н-да.

Мизанн тропическое

Глядя, как передвигаются и пляшут на экране советские и российские киноактрисы, невольно переполняешься заглавным чувством.

Почему в западном кино, особенно в американском, актрисочки, даже самые средние, пляшут как заразы, явно получая от этого огромное удовольствие? Не считая нашего, зрительского.

И почему у нас актрисы ничего не умеют, только показывать глубины человеческой души и душевничать. А как приказывает им режиссер подвигаться и поплясать, так сразу видно, что от них, кроме слабопластических поз, хрен чего добъешься. И что все они - толстые, ленивые и истеричные.

Даже те, которые снаружи не толстые - они все равно внутри себя толстые!

Только зависть и злоба, злоба и зависть.

А что же это означает? Почему темпа нет, не говоря уже о ритме? Это как - всегда было, или от двадцатого века осталось?