January 24th, 2006

Вчера вечером, перед "Школой злословия" с Валерием Абрамкиным

Попал я на передачу по российскому каналу, "Мастер и Маргарита: послесловие". Ведущий позвал самого Бортко, Басилашвили, диакона Андрея Кураева, и М.Чудакову.

Впечатление довольно тяжелое, неадекватное.

Чудакова была, скажем так, взволнована. Чем-то дьякон ее не устраивал, и она в конце концов сказала ему что-то душевное про антисемитизм. Я не понял, при чем здесь Мастер и Маргарита, правда. Чего-то несла про церковь и веру, указывала, что церковь одной любовью (человека к человеку) должна заниматься, а остальными - не должна, у нас на это есть... что же там такое у нас на это есть... не помню.

Басилашвили, и без того славный не своим глубоким умом, был в насморке, и всё у него было заложено. Хвалил Безрукова, говорил, что тот сыграл Иисуса Христа так, как никто другой даже близко не сыграл.

Бортко хвалил свою работу, и видно было, что человек любит делать то, что умеет делать. Жаловался на то, что его критикуют дураки.

Диакон был тих, наблюдал весь этот бедлам с явным сочувствием, и говорил с остальными, как с психически больными детьми. Утешал, успокаивал.

Статья Илларионова на Ленте-ру

http://www.lenta.ru/articles/2006/01/23/plan/ - действительно, без плана тут, я надеюсь, не обошлось. Во всяком случае, вариант временного помрачения как-то оптимистичнее.
Интересно, его кто-нибудь подталкивает писать, или он сам хочет. Если сам, то дело плохо. В смысле хуже.

Я думаю, это будет очень интересно

Третья лекция Виталия Найшуля в "Билингве" в четверг, 26 января, в 19 час. Тема - "Букварь городской Руси. Семантический каркас русского общественно-политического языка".
 
Обязательно пойду. Я тут купил в "Библиоглобусе" брошюру с двумя предыдущими лекциями, и с обсуждением их. До чего же нетривиально мыслит товарищ!

Голова плохо работает - но после вялых размышлений

У меня получается, что один герой романа Мастера, Иешуа, посылает другого героя романа Мастера, Левия Матвея, к Воланду, с распоряжениями, чтобы автора романа Мастера, собственно Мастера, с земли убрали.

Кроме того, получается, что хотя первую главу романа Мастера читает с выражением Воланд, на Патриарших, вторая глава снится Ивану Бездомному.

Как это понимать?