April 3rd, 2004

И не болел бы, так заболел бы...

Неделю болею, телевизора нету, читать грипп не позволял - так я всю неделю, как дурак, слушал "Эхо Москвы". Сквозь высокую температуру.

Понял, что журналисты бывают глупые и дурные - и это далеко не одно и то же. Например, журналист, скажем, X - очень глупый, но не дурной. А журналист, предположим, Y - он явно дурной, хотя далеко не глупый. Поэтому, наверное, журналисту X позволяют вести иногда целый вечер, а журналиста Y пускают только иногда поотвечать на вопросы - и сразу назад.

Интереснее же всего, когда Венедиктов в эфире вместе со всеми ими. Как он, однако, раздражается! Как он самим тоном показывает, что, дескать, видите, граждане, с кем приходится работать!

Да мы видим, видим. В смысле слышим. А куда деваться? Нам некуда, и Вы, Алексей Алекссевич, страдайте.

Полный Амбец

"Борис Абрамович, Вы с нами?", - спрашивает Евгения Альбац.
На кухне имени Андрея Черкизова - она, бедняга, почему-то Сатаров и Березовский.

Соревнуются, кто скажет большую дурость по поводу России, либерализма и Ходорковского.

Никто не первый. Никто. Нет, пожалуй, все-таки Альбац. Или нет, все-таки Березовский. Нет, снова Альбац.

"Давайте скажем чего-нибудь оптимистического!" - восклицает Альбац.