November 20th, 2002

Про книгу Якова Гордина

Дак как же ты, друг сердечный, ежели Гордина читал, придерживаешься той удивительной точки зрения, что Чечне надо предоставить независимость?

Ведь из Гордина ясно следует, что в истории, как только чеченцы получали какую-никакую возможность самостоятельно действовать, так они немедленно становились страшной угрозой для прилегающих (по крайней мере негорских) народов. Естественным способом отношения чеченцев к этим народам были: разбой, грабежи, убийства, захват рабов и заложников, и проч., и проч. Причем договориться с ними не удавалось никак – договоры они заключали, а потом все равно начинали воровать, грабить и убивать.
Особенным кошмаром чеченцы были для грузин, которых они убивали и грабили в неслыханных количествах. Ну, и русских, конечно, тоже – до которых могли дотянуться.

Пойми, я ведь не считаю, что они не имели на это никакого права. Имели. Жить-то хочется. Любая бедная горская какая-никакая культура неизбежно становится паразитом прилежащей более богатой и развитой земледельческой цивилизации. И если эта цивилизация хочет и дальше развиваться мирно, то эту горскую культуру ей приходится ломать пополам да надвое. Не обязательно силовым путем, хотя бывает и так, конечно. Можно просто ассимилировать, «втянуть в себя», как, собственно, сейчас и происходит с большей частью кавказских народов – сейчас идет массовое переселение народов Кавказа на территорию Великороссии. Говорят, что бОльшая часть чеченского этноса уже живет не в Чечне, а в собственно России. Главное – это уничтожить, сломать не народ, а такой способ жизни, который угрожает окружающим.

У Гордина об этом много написано. Он, будучи честным историком, не может не приводить соответствующих примеров. И насчет международного терроризма у него тоже есть – я имею в виду естественную помощь чеченцам в деле дестабилизации Кавказа со стороны Турции и Англии.

Так что в нынешнее время, в общем, ничего особенно нового не происходит – mutatis mutandis, конечно. Дело в том, что сейчас сама российская социальность очень ослабела, болеет, так сказать. И на такой ослабевшей социальности, как на любом ослабевшем организме, легко заводятся всякие вши и прочие паразиты в виде увеличившейся преступности, порчи системы управления в пользу частных интересов противу общих и т.д., и т.п. Это понятно, и чеченцы – не единственный пример, хотя, похоже, самый кровавый. И борьба должна вестись в первую очередь не с ними, а с теми, кто продает им оружие, подкупается, перенимает их собственный методы захвата заложников и рабов, и проч. Т.е., с чеченской мерзостью среди русских, так сказать.

На меня особенное впечатление произвел рассказ Гордина о том, как Ермолов, уничтожив протогосударственные структуры горцев, создал предпосылки для более чем тридцатилетней последующей войны русских с этими… как их сейчас бишь называют… боевыми командирами, значить. Из чего еще раз следует, что в борьбе против государства, даже чужого, главное – это не переусердствовать, а все-таки думать, чего может из этого воспоследовать.