Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

О чрезмерном неприменении силы. А о сем следуют пункты:

Простое и резонное рассуждение Максима Юрьевича Соколова. Ясная аналогия, понятный смысл, очень непростые основания.
 
1. Ткань нашего мира такова, что реализация или даже простое продолжение зла во времени меняет всю систему. Система как бы привыкает ко злу, сращивается с ним. И через некоторое время уничтожить его уже значительно сложнее, а то и просто практически невозможно: система деградирует, включает в свой социальный обмен веществ злые ценности, и способы (особенно способы!) принятых действий.
 
2. Отсюда следует необходимость, прямо сказать, охранки. Или (для особо чувствительных) защитных структур, которые не могут не руководиться сознательно, и решения активизации защитных действий принимаются, ответственными людьми тоже сознательно.
 
3. Те, кто принимает такие решения, сами не с неба падают, а находятся  под влиянием таких же сил распада, зла и смерти.
 
4. Поскольку уровень влияния на общество таких сил одинаков для всех живущих в это время в этом месте, независимо от политических взглядов, образования, доходов и прочей лабуды.
 
5. Только проявляется этот уровень по-разному. Прямо говоря, одну и туже кадриль пляшем. Сам танец определяется насущным состоянием культуры в социологическом смысле слова. Разница между людьми, однако, есть, в меру того, насколько разным богам мы молимся.
 
6. Ничем не могу объяснить тот странный факт, что ценностные различия значительно сильнее проявляются в разговорах, чем в действиях. Т.е., разные мы все, пока говорим, желательно спокойно. Когда повышаем голос, разница становится поменьше. Стреляют же все одинаково.
 
7. О применении силы И.М.Клямкин много лет назад растолковал мне, человеку необычайно везучему, как устроено этическое пространство. Растолковал, что оно существует только до выбора. После же, оглядываясь, мы видим каменную, единственную реальность, к которой применять категории нравственного выбора невозможно. Поэтому, кстати, выражение "могло бы быть иначе" в применении к системе - не очень верно.
 
8. Итак, о силе. Предположим, человек видит в будущем абсолютно неподходящее будущее, и применяет силу, чтобы его не случилось. Уничтожает его этой силой. Применимо к настоящему, человек уничтожает будущее. Оценить, сколько силы надобно применить, можно только находясь с ним рядом., в момент принятия решения, в момент выбора. Оценить, какого калибра пулей можно убить это нежелательное будущее, в принципе можно только глядя на него, на этого зверя, пока он (оно) еще может быть т.е., пока он (оно) существует в будущем. Да и то...
 
9. Как только стрелок своими действиями уничтожил это чудовище, оно в представлениях людей, в их воспоминаниях, в их мирах, становится всё более и более прозрачным, тонким, сонным мечтанием.
 
10. И цели убийцы нечаемого будущего тоже исчезают. Остаются только запротоколированные методы убийства. За которые его и судят потомки.
 
11. Суда не избежать, и судить будут независимо от любых действий или бездействий, а просто за то, что оказались в том месте и в том времени, когда можно было действовать... Беспокоиться об этом, в общем, нечего.
 
12. Дурачки они, эти потомки.
 
13. В смысле мы.
 
14. Хотя тоже можно и нам посочувствовать. Не оценивать то, что было и то, что делали другие, нельзя: история (в широком смысле, как рассказчик того, что было с другими, в другое время и в другом месте), хоть и не учит ничему, но она - единственный учитель. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 31 comments