Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Category:

Из дискуссии о издании романа "Благоволительницы" и сделанных в нём бесконтрольных изменениях

..................
Нынешняя российская манера обращения издательств и редакторов с авторами происходит из советской системы государственного управления культурой, которая складывалась со второй половины двадцатых годов, и никем никогда не отменялась и даже не преобразовывалась.

Она заключается в том, что направление прогрессивной и просвещенческой деятельности в обществе руководится государством и его выделениями в виде госиздательств. И за результаты, достижения и ошибки этой деятельности отвечают не непосредственно производители (авторы), а начальники этих производств и их нанятые подчинённые. То есть, за неправильный текст отвечает в первую очередь не автор, его написавший (хотя и автор тоже), а сотрудники издательства, выпустившие её в свет. Они отвечают за это своей шкурой, а при Сталине - и головой.

Была построена многоуровневая система надзирателей, "пропускателей" в общественное пространство, и эта система позволяла даже определённую личную свободу непосредственным производителям книг, статей, музыкальных пьес и песен, картинок на различных носителях и проч. Долбать можно было только подначальных людей, которые уже сами следили и устанавливали системы проверок, цензур, контролей и т.д. - в меру своего понимания. За что они и отвечали.
[Spoiler (click to open)]
Результатов у этой системы было великое множество. В частности, родилось и развилось большое племя редакторов, у которых чувство ответственности было исключительным. Конечно, это была ответственность перед начальством, Но ощущалась и переживалась она как ответственность перед Культурой и Высшими Ценностями. И зачастую она именно такой и была - но никогда она не была такой вполне. Тем более что эта ответственность реализовывалась как полная и бесконтрольная власть над бесправным и безответным автором - а куда ему, бедняжечке, было податься? Грант, что ли, у Сороса попросить на издание своей книги? Х-хе!

В общем, все мы, люди постарше, таких советских редакторов навиделись в своё время. Они могли быть хорошими и знающими-понимающими, или плохими, тупыми и невежественными. Всякое бывало. Но одно у них было точно - это делегированная им сверху Власть, безграничная и бесконтрольная.

(Кстати, к вопросу о том, почему культурные производители в советское время так много пили - вот поэтому и пили и спивались, как те зюзи).

Сейчас, конечно, всё иначе. Но поскольку мы живём в эпоху форм общественной жизни, оторвавшихся от своих оснований и свободно барражирующих в общественном эфире, то в любом издательстве мы можем встретить старых (по типу, а не по возрасту) таких преобразователей текстов, quantum satis. А поскольку и авторы у нас сейчас зачастую такие, что унеси ты моё горе, то редакторы имеют всегда основание считать, что они делают то, что делают, во имя К. и В.Ц. Типа этой дочки офицера или внучки пушкиниста.

Им не надо ни с кем договариваться. Вот в чём дело. Ни с кем. У них сверху - начальник, а снизу - подлежащий воздействию.

Да и у нас, как тридцать лет назад проницательно заметил Игорь Моисеевич Клямкин, не культура договора, а культура суда. А такие особенности типа общественной культуры изменению не подлежат - по крайней мере, до конца света.
.................
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 64 comments