Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Тоже конспект

Осенью прошлого года я пошёл на лекцию Алексея Вдовина, филолога и историка русской литературы, автора книги «Добролюбов» в серии ЖЗЛ. Лекция проходила в доме-музее А.Ф.Лосева на Арбате, и называлась «Как, когда и почему Л.Н.Толстой вошёл в школьную программу».

Было очень интересно. К сожалению, лекция не записывалась, но я кое-что законспектировал. Конспект попытаюсь изложить, но полную точность его не гарантирую. Как смогу.
………………….
- Система народного образования в России до 1917 года была очень децентрализована. Собственно Министерство народного просвещения курировало только мужские гимназии и, позже, реальные училища. Другие учебные заведения курировались, например, ведомством императрицы Марии (женские гимназии), Синодом (семинарии), коммерческие училища – ещё кем-то.

- Система реформировалась постоянно, всё время велись многолетние дискуссии о целях и методах народного образования.


[Spoiler (click to open)]- Особенно это касалось обучения русской словесности. Программы менялись каждые лет 10-15. Хрестоматии же не контролировались из центра вообще. Различных хрестоматий было около полутора сотен. Как я понял, в каждом регионе выпускалась не одна хрестоматия.

- Целью гимназического образования была подготовка служащих на государственную службу, и студентов для университетов (меня это просто поразило, надо сказать – Л.Б.).

- В хрестоматиях отрывки из сочинений Толстого появились с 1862-го года, и далее были всегда.

- В программах изучение произведений Л.Толстого появилось с 1905-го года, в разделе «писатели-моралисты» для 8-го класса. В дальнейшем в программах рекомендовалось изучать «Детство и отрочество», «Севастопольские рассказы» (именно с этого всё началось в 60-х годах), «Война и мир».

- В хрестоматиях же, кроме отрывков из этих произведений, были отрывки из «Казаков», многочисленных народных рассказов и сказок, «Три смерти», и даже из «Анны Карениной» («приход весны»).

- Популярность Толстого была исключительной. Он считался главным русским писателем, наследником Пушкина, исключительным моральным авторитетом (с конца 70-х годов). Исключителен был и общественный резонанс его произведений, международное признание (с 80-х годов), его признавала самая широкая аудитория, он был, что называется, «медийной фигурой». Особенно со статей Н.Страхова.

- Интересно (это уже не про Толстого), что во многих воспоминаниях о гимназической жизни авторы вспоминают, как о внеклассном и подпольном чтении, о Чернышевском. Вот жеж!

- Самый главный и известный всем грамотным и образованным русским людям текст русской литературы в 19-м веке – это «Мёртвые души» Гоголя. Его знали практически наизусть.

- После революции список изучаемых текстов Толстого изменился. На некоторое время туда вошли его пьесы, «Смерть Ивана Ильича», незаконченный «Хаджи-Мурат», «После бала», отрывки из «Воскресения».

………………….

Т.е., Лев Толстой был главным русским прозаиком, изучаемым в учебных заведениях, более полувека (до революции). Причём всё это время он был современником. Это был живой классик.
Ничего подобного, как я понимаю, в советской школе не было (разве что, в некотором смысле, Михаил Шолохов – да и то…). И этому положению «живого классика» не мешали никакие толстовские общественные эскапады и сложные отношения с государством и правящей церковью. Классик есть классик. Ему можно.

На меня очень сильное впечатление произвёл и сам лектор, Алексей Вдовин. У него очень любопытная манера рассказывать. Сейчас попытаюсь сформулировать.

Большинство историков, которых мне доводилось слышать, или с ними беседовать, рассказывают нам, своим современникам, из нашего времени, нашим языком и с нашими понятиями – о том, что когда-то происходило, и стараясь в первую очередь разъяснить нам, своим и близким товарищам, смысл и содержание давно минувших событий и проч.

А от лекций и рассказов Алексея Вдовина остаётся впечатление, что сам он – из того времени, о котором он толкует. В первую очередь – по своему языку, даже по интонациям, но даже и по тому, как он держится. Он как бы из России 19-го века, появившийся среди нас, и не только рассказывающий нам о тех, давних своих друзьях и знакомых, но и как бы желающий объяснить нам (несколько странноватым), о том, как его друзья, русские образованные люди, видели мир, думали, решали и т.д.

Я знаю ещё только одного историка, который тоже как бы из того времени, времени, о котором он рассказывает – это Сергей Владимирович Волков (в ЖЖ – salery). Ещё когда я его впервые услышал (это было лет двадцать назад), он меня очень удивил этой манерой, рассказывая о Гражданской войне.

А Алексей Вдовин так же рассказывает о литературных спорах и дискуссиях своих современников, писателей и литературных критиков середины позапрошлого века. Очень впечатляет.

Кстати, он послезавтра в том же доме А.Ф.Лосева рассказывает о том, как и почему в нашей литературе появился «русский мужик». Я собираюсь пойти.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments