Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Вспомнилось чего-то

Обсуждали только что вышедшую (а дело происходило в конце 90-х) книжку Токвиля о старом порядке и революции во Франции. Разговор шёл об устойчивости разных стран к революциям, бунтам и вообще силовым движениям ширнармасс.
Принято считать, что прогресс человечества происходит, когда все классы спокойно, без применения силы, между собой договариваются и стремятся. А силовое противостояние и даже проявление силы, когда одна общественная группа показывает другой козью морду – это само по себе нехорошо, и плохо кончается: остановкой прогресса и даже инволюцией, мордобоем, кровью, непозволительной растратой человеческого материала и так дальше.
Так происходит, говорили мы себе, везде и всегда.
Но есть одно исключение, сказал кто-то из нас, точно уж не упомню кто. Есть одна страна, которая непостижимым образом нашла способ переводить энергию социальных взрывов в движение госрычагов и шестерёнок, в стороны оптимальности. У всех иных прочих – атомная бомба регулярно взрывается, а у этих – чисто реактор.
Это, ясен перец, Франция.
То есть, у них всё взрывается век за веком, раз за разом, вроде всё к хренам разносится, а потом глядишь – и общество, и государство только лучше работает, задачи решаются, колёсики вертятся, бюрократия там, префекты…
Я считал тогда, что всё это началось с ихней революции в конце 18-го века, которую в Советской России завистливо называли «Великой». И дальше грохало регулярно, от чего у соседей просто сердце замирало – мол, вот, на этот раз уж точно всё взорвётся и развалится.
Но историк Ольга Елисеева заметила, что всё такое во Франции началось существенно раньше, и уже Фронда (а это было на век раньше революции) демонстрировала все прелести этой французской развлекухи. И ничего.
Причём, как я понимаю, французы показывали этим соседям очень дурной пример – те регулярно примеряли этот французский (точнее, парижский) размах и шик на себя. Но получалось, как в том анекдоте про ворону, летевшую с животными друзьями в самолёте, и попытки попробовать на себе масштабы и объёмы парижских плясок для всех нефранцузов кончались плохо. Тут между немцами и русскими никакой разницы не было.
Ну да.
Я это всё к тому, что и сейчас во Франции всё кончится, как раньше. Просто им пришёл очередной момент улучшаться, а им так, с массами и столкновениями, как бы сподручнее.
Привычка, знаете ли, вторая натура (с) народная поговорка, могла бы быть французской.
А вот у нас неуместная любовь к французским обычаям такого рода обычно диагностируется… Ладно, не будем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments