Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

При круглом столе

Вчера, 17-го марта, в Горбачёв-Фонде проводил мероприятие "30 лет гласности: к чему пришли сегодня". Вела Мария Липман и Ольга Здравомыслова, участвовали Леонид Никитинский, Леонид Парфёнов, Сергей Пархоменко, Михаил Бергер, Тихон Дзядко, Николай Сванидзе, Любовь Борусяк, Андрей Архангельский и другие тоже хорошие и добрые люди. Слушать было интересно, поскольку речь шла не столько о том, как это всё тогда начиналось и виделось, сколько о том, что происходит сейчас и что надо делать, чтобы хорошего было больше, а плохого - меньше.
Я записывал мало, в основном слушал и смотрел. Поэтому - только отдельные фразы, причём вырванные из контекста, да ещё и мною, возможно, переиначенные. Так что я авторство их указывать не буду, а то огребу.
... На встрече Муратова и Медведева (вроде во время его президентства). Муратов: "А как у нас дела со свободой слова?" Медведев: "Технически все свободны". Потом этот бонмот Медведева повторяли практически все. Мне тоже нравится. Технически мы все свободны. Или не так даже. Технически - все свободны.

... О том, какая вредоносная эта метафора "четвёртая власть". Мне, говорит выступающий, никакая власть не нужна. Как только я ощущаю, что у меня есть власть, так немедленно оказывается, что власть есть у кого-то другого, стоящего за мной. У меня, как у журналиста, должно быть только одно право - право требовать ответа, требовать, чтобы со мной говорили. А власти, значит, не надо. (Я, как услышал, так сообразил, что ни у одного следователя такого права нет, а тут получается какой-то суперследователь, поскольку он хочет требовать по праву, чтобы ему отвечали. Ой, думаю я).

... "СМИ - это термин из советской эпохи, и в мире нигде он не существует. А в мире везде существует совсем другой термин - масс-медиа. А это совсем другое дело, другой смысл. Кроме того, везде содержание, а у нас - контент (кстати, да - Л.Б.)".

... "Изменения начинают происходить, когда люди решают - с этим надо что-то делать. Пока такая мысль у больших масс не возникнет, ничего происходить не будет, какая бы ни была у нас журналистика. Сейчас пока такая мысль не возникла". Это, как я помню, сказал Парфёнов.

... Чем отличаются понятия "колбасность" и "колбасизм"? Это никто не говорил, это я сам подумал, и с ходу не решил.

... "Журналистика - это либо бизнес, либо пропаганда, либо миссионерство". Это вроде Бергер сказал - мне очень понравилось. Не тем, что так оно и есть, а тем, что это три измерения любого журналистского сообщения, и всегда стоит прикинуть, сколько в нём того, другого и третьего.

... "Единственный товар, который производит медиа-компания - это аудитория". Этого я не очень понял, а спросить не спросил - как это понимать? Есть, дескать, у компании аудитория - значит, она что-то производит, а нету - так она просто деньги на ветер пускает? Да ладно!

... "Раньше присутствие рож вождей на телеэкране сильнейшим образом работало против них, вызывая сильные чувства известной направленности. А сейчас отсутствие нацлидера в течение нескольких дней вызывает сильнейшее беспокойство. А не облегчение - мол, отдохнём хоть пару дней от созерцания. Это как понимать? Что это за беспокойство? Кто беспокоится? Те, которые его так любят, что не могут... "

... "Для журналиста очень важно совпадение между тем, что он видит, и тем, что он чувствует". Чувствую, что это правдоподобное утверждение (в нильсо-боровском смысле, т.е., обратное ему утверждение - нетривиально), а додумать до конца не могу.

Под конец я сам что-то вякнул на вечную тему "журналистика - это этосная профессия, и, следственно, её особенности и трудности в нашей необъятной заключаются в отсутствии общенациональной системы ценностей". Ну, и про то, что мы все - разные, и только бы разница не перешла в рознь. Рановато, мол, друг другу морды лица бить. Вот окрепнем, разъедемся - и сразу начнём.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 49 comments