Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Сказано (про кровожадность, свободу и стыд)

Из поста pirogov об актуальных материях:
Поэту Кенжееву из фейсбучика пришла в голову счастливая мысль - попенять Александром Сергеевичем Пушкиным и его "Гаврилиадой" русскому обществу, недовольному подвигом шарло ебитды. Вот, дескать, вы не ебитда, а Александр Серегеевич ебитда! (И я, - в подтексте. - Мы с Александром Сергеевичем.)
"Боюсь, тогдашний русский народ был менее кровожадным, чем двести лет спустя..." - подытоживает поэт Кенжеев свою счастливую мысль.
Сто пятьсот лайков, миллион перепостов.
Должен их разочаровать. Народ в России кровожаден что сейчас, что тогда.
Слуги штабс-капитана Митькова, устраивавшего в 1828 году у себя на дому чтения анонимной "Гаврилиады", были столь впечатлены услышанным из-за двери, что донесли на хозяина. Началось расследование. Пушкин заметался. Он был настолько перепуган, что лгал следствию, лгал друзьям, пытался даже свалить вину на покойного князя Горчакова, что и вовсе уж...
Почему так повёл себя человек, бесстрашно собиравшийся встать под пулю лучшего стрелка Империи (прототипа Сильвио) Фёдора Ивановича Толстого ("Американца")? Не побоявшийся в беседе с царём признаться в личных симпатиях к декабристам и в том, что только случайность удержала его от участия в восстании?
Потому что ему стало ужасно СТЫДНО. Восстание - это одно, а срамные стишки - совсем другое. Смерти он не боялся, он боялся позора.
Так что, боюсь, тогдашний русский поэт был посовестливее нынешнего. Да и умом покрепче, невзирая на молодость.
Ну... Не так всё просто... Хотя, может быть, и так.
Чем сословное общество безусловно лучше массового (кроме всего прочего), так это тем, что моральные правила там яснее и основательнее. Никому не приходит в голову считать правилом и нормой результаты поголовного пересчёта.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 38 comments