Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

"Возвращение имён" у Соловецкого камня, 29 октября 2013 года

.....................................................
Наунек Эрнст, 22 года, учащийся школы лесников. Арестован в Германии. Расстрелян 6 ноября 1950 года.

Нахтигаль Евгений Оттович, 45 лет. Инженер завода №217. Расстрелян 14 июня 1938 года.

.....................................................
Был вечером. Народу, как всегда, было много. Всех возрастов. Поминали, кроме тех, кто в списках, своих родичей, от отцов до прадедов. Поговорил с Арсением Рогинским, расспросил, что это за немцы, которых расстреливали в 1950-м году. Оказывается, была такая операция - схватили в ГДР около 1200 человек, судили советским военным трибуналом, за шпионаж в пользу западных разведок, приговорили, вывезли в СССР в "столыпинах", и всех уже здесь расстреляли. Было это в 1949-1950 годах. И мой Эрнст Наунек, 22 лет, учащийся школы лесников, был среди них.

Ещё был разговор о "Большом Терроре". Оказывается, из 1 миллиона 700 тысяч арестованных тогда коммунистов и комсомольцев было около 113 тысяч, т.е., менее 7%. Остальные 93% - простые беспартийные люди массовых профессий и занятий. Т.е., байка о том, что это был удар по нехорошим людям в партии и руководстве - полная чушь. Эта чушь была пущена Сталиным, потом подхвачена Хрущёвым, а потом уж пошла в народ. А что же это было, спрашиваю. Это был акт социальной инженерии, отвечает Арсений. И смысл его тогда - просто в самом ударе? Да, говорит, именно так.

Вот я и говорю - самое жуткое и малопонятое до сих пор, так это то, что это были не репрессии в собственном смысле слова. Это была политика и инженерия при отсутствии всяких моральных ограничений. Проектирование общества, решение важных и необходимых общественных задач понятными и доступными средствами.

Так что блюдите, яко опасно ходите.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 31 comments