Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Сказано

Максим Осипов, врач и писатель - в беседе "Гамлет без мата и юмора"
Пишет он точно, как режет - и поэтому приходится и цитировать большими кусками, и потом кучеряво рассуждать о прочитанном.
Итак, про Гамлета, интеллигенцию, протестное движение и вообще о смысле существования.
Нынешняя власть характеризуется в первую очередь не жестокостью, не воровством, не враньем (всего этого хватало в русской истории), а отсутствием содержания, смысла. Мне не по душе разговоры о тирании, сопоставление нашего премьер-министра со Сталиным, это глупо и несправедливо. А уж нынешнего президента нашего если с кем-нибудь из русских правителей и сравнивать по масштабу свершений, то приходят в голову лишь Черненко и царь Федор Иоаннович, только в отличие от первого наш президент крепок телом, а от второго — душой. Начиная с XV века, с образования централизованного Российского государства, у нас было немногим более тридцати правителей — какое место в этом ряду займут нынешние?
Положим, это не совсем верно, деяния царя Фёдор Иоаннович не в пример крупнее и важнее для нашей истории. Впрочем, с тех пор прошло много времени, и правил Ф.И. несколько дольше четырёх лет.
Я скажу, что мне мешает в нашем протестном движении. Две вещи. Во-первых, мат. Стало много мата — с трибун и в Интернете. Мат служит для имитации сильных чувств, а не для их выражения, потому что так много сильных чувств не бывает, это не чувства уже, а истерика. Обилие мата мешает его применять в случаях, когда в самом деле хочется сильно выразиться: как, например, в истории с Чулпан Хаматовой, с насилием над ней. И потом, мат отталкивает часть протестующих — пусть небольшую, но неплохую из часть. И вторая вещь — юмор. Чересчур много юмора. Понятно, что юмор, ирония помогают изъясняться доходчиво. Возможно, когда надо избавиться от надоевших фигур, юмор полезен, но если мы не научимся говорить серьезно, то так и останемся лакеями, которые, стоя в передней, обсуждают господ. Или детьми — дети считают юмор, особенно рифмованный, высшим проявлением ума. А нам надо обрести смысл общественной жизни, так что ирония, анекдот, смех, да еще с матерком — неправильный путь.
Целиком согласен. Действительно, нечто детско-лакейское в таком поведении есть. Впрочем, я зарок дал не обсуждать это дело ещё пару недель.
...многие из тех, кто хотят власти, хотят управлять людьми, которые для этого идут заниматься политикой, имеют преступные наклонности — повсюду в мире. Часто это люди неглупые, во всяком случае сообразительные, но движимые при этом сильными и низкими инстинктами: мы об этом можем судить по постоянно случающимся с ними скандалам. Поэтому в последнее время повсюду имеется стремление выбирать в руководители Бобчинских с Добчинскими — вроде бы знаешь, чего от них ждать. И от этого у политиков наблюдается такой громадный разрыв между уровнем личности человека и его судьбой, как ни в какой иной профессии. Так что важно, чтоб эти Бобчинские были легитимно, законно выбраны, были бы признаны, ну и менялись бы время от времени. Потому что нелегитимный Бобчинский — это совсем уже недоразумение. Я, конечно, утрирую, но Наполеонов мы точно не хотим иметь над собой.
Но поскольку мы соглашаемся иметь в начальниках именно средних, так скажем, людей, то нельзя ожидать, что они поменяют жизнь к лучшему. Надо самим это делать — верим мы в такую возможность или нет. Например, научить медсестер надевать перчатки, когда они имеют дело с кровью, — дело сложное, но надо пробовать.
Всё-таки писатель, который из докторов - это у нас в России совсем особый случай (кто не верит, пусть вспомнит двух предыдущих врачей-писателей). Вроде бы просто так треплется, за жизнь, а от последней фразы - мороз по коже.
Я для себя сформулировал следующее определение интеллигенции. Важно не то, чем ты занимаешься и что знаешь, а то, чего стесняешься не знать. Во-первых, интеллигент стесняется не знать искусства. Страшнее всего не помнить русскую классику — поэзию, прозу, не опознавать цитаты. Музыки почти никто не знает, но принято оговариваться: «мне медведь на ухо наступил», «меня не учили». Еще — иностранных языков, истории. Неплохо также иметь элементарные представления о природе — о растениях, о Луне и Солнце. И все. Знать всего перечисленного невозможно, но отсутствие интереса, нежелание знать исключает тебя из интеллигенции.
И еще интеллигент должен недолюбливать начальство (тех, кому нельзя сказать «нет»), вообще — силу. Конечно, неизбежны издержки: например, несочувствие собственной армии, но в действительно трудные времена и это проходит: все мы знаем, сколько интеллигентов пошло в ополчение и погибло под Москвой в 1941 году. В последнее время стало модным открещиваться от своей принадлежности к интеллигенции («Замяукали котята: надоело нам мяукать…»), это совершенно не важно.
Интеллигенция — часть народа. Противоположное интеллигенции явление — обыватели, это еще Чехов сказал. И те, и другие будут всегда, так что никакого ренессанса не требуется.
Ага, точно. Сам не понимаю, что именно, но есть в русской классической прозе (и поэзии - но это нечто иное, более музыкальное, что ли) что-то такое, знание чего сильно меняет (и определяет) человека. Среди людей, которые думают иначе, чем я, особое место занимают знающие русскую литературу съыздетства. Я никогда не могу считать их с полным основанием своими оппонентами. Они как бы выше меня, я их побаиваюсь.
Про историю - к сожалению, М.А. прав, русскому интеллигенту полагается знать историю как бы среди прочего, "неплохо бы". Это сильный недостаток и уродство, но тут ничего не поделаешь, вечное важнее временнОго, таков наш примар.
И самое главное, конечно - это глубинное, коренное недоверие к силе, особенно силе тех, "кому нельзя сказать "нет"". Хорошо сказано - действительно, начальнику "нет" не скажешь, по определению. Но в свою душу его пускать нельзя, и доверять ему нельзя. Не потому, что он нехороший человек, а потому, что он при силе, а значит, с большой вероятностью человек покарёженный.
И про "часть народа", конечно, верно сказано. Интеллигенция не выше и не ниже обывателей, это просто две разные части. И осознание того, к какой части ты принадлежишь, никогда не бывает полностью верным, поэтому человек, который говорит про себя, что он интеллигент, в этот момент слегка привирает.
Тут последовательный материализм, как и всегда, сильно мешает осознанию реальности. Интеллигент, как и обыватель - это не такие люди, а такие способы функционирования конкретных людей, или даже режимы их существования. Т.е., по необходимости и интеллигентом станешь, и обывателем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments