Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Из беседы А.Привалова с Б.Кагарлицким, директором и человеком. Про образовательную политику.
................
Когда имеешь дело с людоедами, то вести какие-то конструктивные переговоры абсолютно бессмысленно. А людоеды в данном случае – это министр Фурсенко и его команда. За этим стоит определенный подход вообще к жизни, к обществу, к людям, к экономике, который я для себя внутренне определил как людоедский. То есть мы являемся неким сырьем, неким материалом, причем материалом не для воспроизводства чего-то, а для чьего-то потребления чужого, которое к нам не имеет никакого отношения. Вот почему это людоедский принцип, то есть людоедство как система.
................
Мы подошли к некоторому рубежу, который является ключевым социально-экономическим, социально-культурным рубежом. Нам сейчас объяснили, что образование неадекватно обществу и неадекватно экономике. Вот что нам сказали, да?
Я глубоко убежден, что образование сегодня в России абсолютно не соответствует потребностям экономики и общества. Именно поэтому я категорический противник любых изменений в образовании. Поскольку образование в России на порядок выше, на порядок лучше, на порядок значительнее по своему качеству, чем то общество и та экономика, которые мы имеем. Причем не потому, что образование у нас в хорошем состоянии - образование у нас деградирует катастрофически, но общество деградирует быстрее.
Это ни в какой степени не есть похвала сегодняшнему состоянию образования. Ни в какой. Я как раз считаю, что состояние образования ужасно, но состояние общества более ужасно, чем состояние образования. В этом смысле образование - это не то чтобы единственное светлое пятно, но определенный барьер, определенное препятствие, которое мешает дальнейшему развитию деградации. Вот о чем речь. И в каком-то смысле я считаю, что, может быть, это последний барьер. То есть происходят структурные изменения, но они налетают на некоторую культурную и социально-культурную инерцию, воплощенную в институтах российского образования.
................
Наш институт проводил семинары в Ульяновске в рамках гранта, который у нас есть от Общественной палаты, то есть вполне такой официальный грант. И там были представители трех школ, которые устроили голодовку. Потому что хотели закрыть в городе пять школ.
У нас же ссылаются на демографическую яму, да? То есть школы у нас не закрывают вообще, их сливают как бы, но фактически это ликвидация. Тем более для района это бывает просто большая беда. Особенно если хорошие школы.
Знаете, вы проводите (чуть не сказал фрейдовскую оговорку, дезорганизацию) реорганизацию, у вас есть одна хорошая школа и одна плохая, вы их сливаете в одну, получается одна плохая в результате. Совершенно классическая ситуация.
Так вот, из пяти школ три протестовали, то есть в трёх школах педагоги вместе с директорами устроили забастовку, вернее голодовку. Голодную забастовку, как сказали бы по-английски. То есть они просто сели, так сказать, на открытом месте, поставили палатки… Давление на них было страшное, вплоть до того, что увольняли родственников — тех, кто работает в государственных структурах. Провинция — это надо же понимать, что провинция — это тяжелая ситуация.
Но тем не менее они выиграли.
Три школы, которые устроили голодовку, остались, их не закрыли, а две, которые не протестовали, их закрыли.
................
Есть еще одна, более важная проблема, которую российское государство, на мой взгляд, вообще не в состоянии сейчас решить.
Дело в том, что образование, по своей сути, должно опережать общество. Когда вам говорят, что оно должно быть адекватно обществу, я принципиально против. Потому что образование готовит нам кадры, которые будут востребованы через пять-десять лет. То есть оно должно забегать вперёд, оно должно опережать общество. И по профессиональной структуре, по критериям знаний, и объема, и т. д. Но у российской власти, у российской элиты и, кстати говоря, у самого российского общества, если быть до конца честными, нет видения будущего даже в самом общем смысле слова.
................
— Вы знаете, есть очень хорошая американская поговорка, которая мне страшно нравится. Что делать, когда вы оказались на дне глубокой ямы? Первым делом перестаньте копать.
................
Те, кто находят силы сопротивляться большой волне — это меньшинство, это единицы, понимаете? Но когда начинается именно открытая дискуссия, когда мнение против мнения — другой разговор. Их будет слышно. Главное — восстановить корпоративное единство сообщества, ту же корпоративную социальную этику, когда обсуждаются общие проблемы всеми вместе открыто и публично. То есть нужна общая дискуссия, причем касающаяся высшего образования и вообще всей социалки.
................
Единицы — это инициативные люди. Единицы очень часто в демократических процедурах вдруг неожиданно даже для самих себя обретают за собой большинство. Почему? Потому что в этом демократия.
Или тогда не нужно демократии. Давайте скажем: ну все, ждём начальника. Скажите ему спасибо, пусть он вам проведёт все, что нужно. Тогда только не удивляйтесь, что он приведёт не хорошего какого-то человека, а очередного Фурсенко.

...............

Люблю левых. Они в своей критике всегда правее правых, прошу прощения за невольный каламбур. Точно видят, точно квалифицируют ситуацию и пути выхода из неё.
Всё правильно - и про принципиально людоедский подход, в смысле что не злодеи никакие они, а просто по природе такие.
И про то, что образование у нас на шаг позади деградирующего общества.
И про то, что сопротивляющихся едят в последнюю очередь, а то до них очередь и не доходит.
И про пользу демократии не в смысле того, что начальство должно быть хорошим, а в смысле что при демократии на начальство глубоко плевать, хорошее оно или плохое.
...Я как-то, много лет назад - лет тридцать, пожалуй, жил в соседнем доме с Борисом Кагарлицким. И всё думал - что ли зайти познакомиться? Да так и не решился, застенчивый был потому что, как падла.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments