Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Левый, но очень симпатичный

Из интервью в "Русском репортёре" с основателем Wikileaks Джулианом Эссенджем - "Удар из пустоты" .

..............
Вообще те, кто зарабатывал взломами, в нашем сообществе не пользовались уважением. Кстати, они были хуже нас с профессиональной точки зрения: достигнув уровня, достаточного для того, чтобы зарабатывать деньги, они переставали совершенствоваться, им было этого достаточно. Действительно хороши были только те, кто постоянно развивался, кого интересовал сам процесс.
..............
Я научился биться с властью за свою свободу: изучил кучу законов, научился вести себя под градом обвинений. И, что не менее важно, осознал, как устроено государство. Я узнал, как работает судебная система: она не работает. Я понял, как устроены государственные институты и чем руководствуется населяющая их бюрократия.
И чем же?
Карьерными соображениями и инстинктом самосохранения. Главное стремление бюрократа — как можно лучше прикрыв задницу, залезть как можно выше по карьерной лестнице. Этот мотив подавляет все остальные. Следователь и оба прокурора, которые вели мое дело, прекрасно знали, что я залезал в чужие компьютеры бескорыстно, что я никому не навредил, и поэтому по-человечески они относились ко мне с большой симпатией. Однако это совершенно не мешало им всеми силами стараться упечь меня, пацана, за решетку на десять лет — как махрового уголовника. Они считали, что это в их карьерных интересах, и готовы были ради них забыть обо всем человеческом, что в них было.
................
При помощи чего обычный человек может сказать «нет» власти, сверхдержаве? При помощи математики. Конкретнее — криптографии. Ты можешь зашифровать свой разговор с другом так, что, сколько бы ресурсов ни было у сверхдержавы, она никогда не сможет узнать его содержание. Математика сильнее любой власти, с ее помощью индивидуум способен справиться со сверхдержавой, освободиться от могущественного принуждения.
.............
Почему сегодня государства скрывают от людей столько информации? Потому что она свидетельствует о несправедливости их планов. Они тратят значительные средства на поддержание секретности, поскольку преодолеть сопротивление осведомленного об этих планах общества окажется невозможно или еще дороже. Необходимо сделать так, чтобы хранение секретов стало максимально трудным, то есть невероятно расходным делом. Тогда требующая тайны несправедливость станет нерентабельной и правительствам придется заниматься справедливым планированием.
..............
Помнишь, как США вторглись в Ирак, рассказав всему миру страшилку об иракском оружии массового поражения, которое так и не нашли? Восемнадцать месяцев самое могущественное государство мира ищет ОМП, найти которое в интересах суперведомств: ЦРУ, Пентагона, Белого дома. Вопрос тот же: почему не нашли? Неужели они не могли сфабриковать находку так же, как накануне войны сфабриковали необходимые разведданные?
Мне кажется, дело в том, что, несмотря на заинтересованность массы влиятельных людей в обнаружении ОМП, никто из них персонально не готов взять на себя ответственность за приказ подкинуть в Ирак пару боеголовок. Для каждого конкретного служащего потенциальный выигрыш от такого приказа значительно меньше потенциального риска. Что он может выиграть? Повышение по службе. А чем он рискует в случае утечки? Всем. При таких обстоятельствах он оценивает вероятность утечки, и если она сравнительно высока, никто не отдаст опасного приказа. Думаю, поэтому же Пентагон и не может найти пострадавшего от наших публикаций афганца — слишком уж много у Wikileaks сторонников среди американских военных, слишком велик риск огласки.
Вполне вероятно, что поэтому же я до сих пор цел и невредим, несмотря на то, что на одной из пресс-конференций представитель Пентагона заявил, что, если мы не подчинимся требованиям американских военных добровольно, то они найдут способ нас «принудить». Когда его из зала спросили: «Как это можно сделать по закону?» — он ответил, что, мол, законы — это не к Пентагону, а к Министерству юстиции. Институциональный интерес есть, но брать на себя ответственность никто не решается.
..............
Для меня Всемирная сеть — это антидот к телевидению. Да, и в интернете человек нередко не может найти достоверную информацию, и Сеть используется не только в информационных, но и в пропагандистских целях, однако по отношению к эре телевидения эра интернета — огромный прогресс. Хотя бы потому, что большая часть поступающей к нам из Сети информации — это текст. Тексту, в отличие от картинок, мы не доверяем. Так уж эволюционно вышло: слова — это история, которую нам рассказывает собеседник. Мы интуитивно склонны сомневаться в ее достоверности, проверять ее. А вот не доверять собственным глазам эволюция нас не научила, и видеоряд атакует напрямую наше бессознательное и эмоции — в обход лобных долей.
...............
На практике свобода слова точно так же возникает благодаря уверенности элиты в незыблемости своего положения. Взять, например, «финансовое общество», США. Право на свободу слова там дано государством ровно потому, что никакая информация не изменит фискальных, имущественных и властных устоев Америки, так что и говорить вслух там можно все что угодно. То же и в какой-нибудь Норвегии.
В этом смысле, как это ни парадоксально, но, например, Китай с его цензурой и гонениями на инакомыслящих вызывает у меня гораздо больше надежды на то, что его можно реформировать при помощи слова, на то, что распространение знания изменит эту страну. В Кении в 2007 году мы с помощью всего одного документа о коррупции повлияли на президентские выборы — рейтинг президента Кибаки упал на 10%!
................
А почему вы не публикуете документов из России?
Мы бы с удовольствием. У нас в проекте даже русскоговорящие люди есть. Но нам практически ничего не присылают. Возможно, люди в России не знают о нас? Или не верят, что мы можем изменить ситуацию в России? Есть и еще одно возможное объяснение. Я люблю говорить: «Храбрость заразна». Но она заразна локально. Часто для того, чтобы начались утечки, должен найтись смельчак именно из этой страны. Так у нас произошло с Восточным Тимором, Кенией и некоторыми другими государствами. Один опубликованный документ — и они буквально посыпались на нас.
Так что, из России даже одной бумаги не нашлось?
Мы получали только документы советского периода. Было, правда, одно сообщение, рассказывавшее о предполагаемой утечке из ФСБ, но мы не нашли собственно документов. Так что напиши — я правда очень жду российских утечек.
.................
Вы в этом году опубликовали куда больше ярких документов, чем вся мировая пресса, вместе взятая.
Это не столько наша заслуга, сколько проблема традиционной журналистики. Она всегда была слаба и не умела делать того, для чего предназначена. Если бы журналисты не хвалили друг друга, устанавливая весьма низкие профессиональные стандарты, на них вообще бы не обращали внимания. А так они делают вид, что обладают знанием, и объясняют доверчивой публике, что она невежественна. В результате вместо отношений «писатель — читатель» формируются патерналистские отношения «взрослый — ребенок». Они позволяют многим журналистам быть оппортунистами, искажать правду, заниматься пропагандой и манипулировать читателями, которым они же внушили чувство интеллектуальной неполноценности.
Ты думаешь, журналисты могут вести себя как Wikileaks, не прячась и не пользуясь криптоалгоритмами в почте и мобильнике?
Могут. Но это будет неприбыльно, и в конце концов их вытеснят конкуренты. Потому что хорошую работу делать трудно, и это занимает много времени, поэтому те, кто будет этим заниматься, проиграют финансовое соревнование тем, кто будет быстро и плодотворно халтурить. Единственная возможность — субсидии, но, понятно, что они накладывают свои ограничения.
..................
Одно из огромных преимуществ интернета — возможность дешевых публикаций. Мы — своеобразный издательский авангард, мы самые наглые, и мы можем предоставить своеобразный щит всем остальным издателям и журналистам, которые по определению куда более умеренные, чем мы. Соответственно, чем более напористыми мы будем, тем больше места отвоюем для всех остальных. Главное — двигаться быстрее, чем оппонент сможет понять, каков будет твой следующий ход.
...............


Видно, что Эссендж - человек молодой и задорный (наверное, как все австралийцы), и что в основном он вглядывается в настоящее - это его и сила и некоторая слабость. Но он сказал в этом интервью (которое очень неплохо сделано: репортёры РР в основном учены делать интервью по западному образцу и с западными товарищами, а тут как раз и...) несколько важных вещей:
1. Если чего хочешь, то и получаешь: хочешь высокой квалификации, получаешь высокую квалификацию, а хочешь доходов, так хрен тебе, а не высокая квалификация.
2. "Математика сильнее любой власти" - да, но только если власть с этим согласна. Т.е., если власть согласна вести себя с частными людьми прилично. Если нет, так нет - математика тебе ничем не поможет (См. "В круге первом", например).
3. Очень глубокая, хотя и совершенно неверная идея "За гостайной всегда стоит несправедливость". И такая же смелая, хотя и сильно несоветская идея того, что если что-то становится нерентабельным, то это немедленно отменяется, и нерентабельность, вслух говоря, есть признак скорого наступления несуществования. Хрен тебе, золотая рыбка. Но помечтать-то можно?
4. Насчёт ответственности чиновников. У нас было такое дело, что в 1991-м и 1993-м году именно боязнь ответственности толкнула военных на два противоположных по смыслу действия: в первом случае не стрелять по народу, во втором - стрелять. Ну и как оно?
5. Вообще мотивация других людей - тёмный лес. Похоже, что люди всегда стремятся к своей выгоде, за исключением тех случаев, когда они к ней не стремятся.
6. Про одурманивающую картинку телевидения и вразумляющий текст интернета - это класс. Мы видим, что действительно в последнее время именно картинки в интернете вызывали у людей максимально стадную реакцию.
7. И такой же класс - про то, что свобода слова всего народа пропорциональна уверенности правящих групп в своей незыблемости. Идея левая, ненаучная, но очень дорогая моему сердцу: ведь из этого следует, что сколько в истории было той советской власти, столько она и чувствовала себя в России как на вулкане. А так оно и было.
8. Особенно интересны рассуждения о непрофессионализме традиционной журналистики как предпосылке её экономического успеха. Я знал! Да и Андрей Громов об этом давно говорил, только его никто не слушал.
9. Последнее цитированное высказывание Эссенджа - это апология и обоснование левой мысли и движений во всём мире. Я не очень люблю леваков, но ведь именно они всё и завоёвывают, что потом обживают приличные и благонамеренные люди. Конкистадоры, иху... Кроме того, они лично очень человечны и душевны. С ними хорошо петь у костра.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments