Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Краткий Атчот о краткой поездке в Ростов-на-Дону

1. Впервые за долгие годы я ехал и туда и обратно обычными пассажирскими поездами, а не "Тихим Доном". Впечатление, конечно, совсем другое.

2. Туда я ехал поездом "Москва-Грозный". Вагоны старые советские, но относительно чистые. В вагонах тихо и как-то по-домашнему. Только несколько странный режим движения: поезд часто останавливается в чистом поле, и стоит по полчаса-часу. Это называется "Техническая остановка". Потом разгоняется так, что вагоны начинают греметь и раскачиваться, и поневоле (особенно ночью) приходят мысли о том, что вот, мол, жизнь-то была хорошая, и почему бы и нет, романтично даже. А потом поезд постепенно снижает скорость, и останавливается на следующую техническую остановку.

3. Во время одной такой остановки я проснулся и посмотрел на карту, и увидел, что поезд стоит посреди России между станциями Грязи, Зейделевка и Большой Самовец. Дай, думаю, засну снова, но не спалось: видать, я не просыпался. Подумал, что хорошо бы сойти здесь и так остаток жизни и провести - правильное место. Но мне надо было в Ростов. Вот так всегда, нет в жизни счастья.

4. В Ростове всё бы хорошо, но жара была 30-35 по Цельсию, и это не сразу осознавалось органоном. Ростов, как всегда, изменился, и как всегда, по-ростовски. Скажем, там везде, где можно, положили плитку а-ля-Моску, и она везде покривилась, скособочилась и повыскакивала, так что ходить надо с пониманием - впрочем, оно и правильно. В одном месте, говорят, прямо под трамвайными путями, на глубине 70 см, нашли следы древнего сарматского поселения, но этому никто из ростовчан особенно не удивился. Зато по окраинам Ростова выстроили громадные новые микрорайоны новостроек, и в них все квартиры раскуплены, а дороги туда и обратно как были при сарматах, так и, в общем, остались.

5. Дамское сословие в Ростове по случаю тёплой погоды нарядилось в одежды, называемые по-местному "шорты". Это как бы очень короткие трусики. Когда вечером идёшь по центру, то сначала это производит ошеломляющее впечатление, а потом что-то в голове перемыкает, и перестаёшь понимать, чего это они в эти шорты кутаются, в такую жару-то. В общем, философствовать в такой обстановке трудно.

6. Обратно ехал на поезде "Владикавказ-Петербург". Проводник был Вахтанг, меня он называл "Иосифович", соседи по купе были немолодые, но, что называется, "с биографией". Женщина ехала из Осетии, где она оформляла братов дом в наследство, и рассказывала, как у неё и у её снохи в разное время пытались забрать детей в гос.опеку в детский дом. А мужчина воевал все 90-е годы на Кавказе, но ехал не выбивать себе льготы, а в отпуск в Кижи, порыбачить. Разговаривали всю ночь взахлёб, и потом с ним ещё весь день (женщина сошла в Воронеже). Как же у нас интересно, и какие удивительные и необычные люди.

7. Меня они не расспрашивали, да и рассказывать мне, в общем, было бы им нечего. Вот жеж, однако, думаю, как это я ухитрился...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments