Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Сказано (по сути дела, о распадах)

Алексей Миллер, из разговоров на Валдайском клубе:
…….
Когда мы обсуждали, что было бы, если бы Советский Союз не распался, меня удивило, что сценарии нераспадения Советского Союза все были фактически связаны с вопросом, могли бы мы реализовать китайский сценарий, т.е., экономическую реформу без смены политического руководства.
Но, обсуждая возможные сценарии, отличные от реально случившегося с Советским Союзом, нужно иметь в виду несколько вещей.
Во-первых, качество партийного руководства в Китае и в СССР в то время. Китайское Политбюро конца 80-х – начала 90-х годов почти на 100% состояло из дипломированных инженеров. Т.е., из людей, которые привыкли формулировать технологически решаемые задачи, и добиваться их решения. В нашем Политбюро, и то когда-то, был всего лишь один человек с инженерным образованием, и то незаконченным. Это был Лаврентий Павлович Берия. Который оставил, кстати, глубокий след в истории нашей страны. Так что качество (как по составу, так и по определению) советского коммунистического руководства не предполагало никакой разумной экономической политики.
Во-вторых, в партийном руководстве СССР не было людей, способных сделать что бы то ни было, похожее на Тяньаньмынь. Советская номенклатура усвоила, что всё должно быть без крови. Редчайшее исключение – это Новочеркасск. И, собственно, история так называемого августовского путча ясно показывает, что проблема была не в том, что население не готово было испугаться – население как раз готово было испугаться. Проблема была в том, что не было силы, которая готова была это население пугать.
Поэтому китайский сценарий у нас заведомо не проходил.
…….
Горбачёв ставил на гласность, потому что не верил, что ему удастся сломать консерватизм партийного класса без опоры на силы, внешние по отношению к партийной иерархии. Это, кстати, показатель того, насколько невозможно было сохранение коммунистического строя. А если невозможно сохранение коммунизма, то тогда сохранить Советский Союз можно было только в одном случае: приходом политического диктатора. И если оглядеться, то там были какие-то люди, которые претендовали на такую роль, но с ними какие-то странные вещи случались… Рохлин, ещё кто-то… В общем, не кажется, что это могло сработать. Тем более что традиции вмешательства военных во властные дела у нас не было.
…….
О демонтаже Варшавского договора.
Вопрос: могли ли мы удержать Варшавский договор? Ответ: вероятно, нет.
Скажем, в советских республиках не было тогда достаточно сильного национализма, для серьёзного сопротивления решительной воле центра. Т.е., как в 1917-м году, так и в 1991-м году периферийные сепаратистские настроения не стали бы серьёзной силой, если была бы жёсткая воля центра к сохранению Советского Союза.
Но иначе выглядит дело с Варшавским договором. … А как только вы начинаете распускать Варшавский договор, вы запускаете какие-то механизмы и внутри Советского Союза.
…….
Вопрос о том, что было бы в масштабе международных отношений, если бы внешний и внутренний сценарий демонтажа советской империи выглядел иначе. Это вопрос о том, потеряли или не потеряли бы мы двадцать пять лет после распада Советского Союза.
Когда закончилась холодная война и одновременно развалился Советский Союз, западные страны решили, что им не нужно менять систему, созданную и для противостояния Советскому Союзу, и для уравновешивания влияния Советского Союза. И после окончания холодной войны эта система была сохранена, с тем, чтобы её расширить на пространства, уступленные Западу Советским Союзом. Совершенно неизбежным следствием было то, что эта система не могла включить в себя Россию, и на самом деле – она не являлась новой.
Т.е., холодная война окончилась, а институты холодной войны остались. Эти институты только сейчас начинают разваливаться, так как оказалось, что ни НАТО, ни Европейский Союз, пытаясь расширяться (чтобы в этих формах и с этими институтами контролировать всю Европу), неспособны это сделать.
Так же, как они неспособны включить в себя Россию.
…….
До того, как Советский Союз распался, голос Европы в отношениях с Соединёнными Штатами был намного сильнее, потому что США нужна была лояльность Западной Европы. Тем более что эти страны не были в сфере советского влияния, не были бывшими окраинами Российской Империи. И хотя традиции антирусского мышления там, конечно, присутствовали, но они не были доминирующими.
Что мы получили в результате распада Советского Союза? Мы получили намного более жёсткое подчинение (в политическом плане) Европейского Союза Вашингтону.
Связано это с тем, что, расширяясь, Европейский Союз принял в свои ряды страны, которые вовсе не считали своим приоритетом лояльность Европейскому Союзу. Для них приоритетом была лояльность Вашингтону. И это стало хорошо видно в 2003-м году, когда Париж и Берлин попытались противостоять американским планам вторжения в Ирак, а вся так называемая «новая Европа», или «молодая Европа», как её называл Рамсфельд, единодушно поддержала США.
…….
Вся эта расбалансировка касается и многих других вещей. Например, в центре европейской идентичности, в том виде, в котором она формировалась в 80-е годы (и даже чуть раньше), стояла память о Холокосте. Память о Холокосте важна потому, что если это для вас центральное событие, то вы не можете уже представлять свою нацию как главного пострадавшего в 20-м веке - это место уже занято. Более того, вспоминая Холокост, европейцы вспоминали, как все или почти все народы Европы участвовали в этом позорном мероприятии – истреблении европейских евреев.
А когда ЕС расширился, то в него были включены страны, которые вовсе не считают Холокост центральным событием 20-го века. Они главными пострадавшими считают именно себя. И европейская культура памяти, в которой Холокост занимал центральное место, пала, была разрушена под воздействием восточноевропейских стран.
В результате всего этого сегодня у нас есть день 23 августа, т.е., день подписания пакта Риббентропа-Молотова, в который мы, по решению общеевропейского парламента, отмечаем память жертв тоталитарных режимов.
Таким образом, я (если бы я был европейцем), должен был бы отмечать в один и тот же день память моих еврейских родственников, которые были убиты латышским полком СС в городе Слоним в 1941-м году, а также память латышских эсэсовцев, которые героически боролись с советской властью в 1944-м году, и, таким образом тоже были жертвами тоталитаризма.
Эта иллюстрация показывает, с моей точки зрения, до какого абсурда дошла европейская культура и политика памяти. И это всё связано с распадом Советского Союза и его последствиями.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →