Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Краткое содержание трёх дней (начало)

Пятого марта уехали в поездку, вернулись сегодня. Маршрут: Чебоксары, Свияжск, Раифа, Казань, Йошкар-Ола - и домой.
Поездка удалась.

Что было:

Чебоксары. Сначала - музей Чапаева. Он прямо у вокзала. Сильно впечатлил рассказ экскурсовода. Особенно то, что потом повторялось в разных рассказах разных людей в разных городах. Тут такое дело: я довольно много ездил по нашим городам и городкам, в которые можно добраться из Москвы за несколько часов: Новгород, Кострома, Смоленск и Тула, Ярославль, Вологда и так далее. В основном я ездил в 90-е годы, когда поездки были относительно дёшевы, гостиницы - совсем дешёвые, и вообще мало кто куда ездил. А у меня была такая возможность. И везде экскурсоводы и гиды, ещё, естественно, советской выучки, рассказывали про ту или иную историю, и разные истории этой истории. Так вот, двадцатый век они предпочитали как-то обходить. Уже было непонятно, как нужно о нём рассказывать, и ещё было непонятно, как о нём вообще можно рассказать. Я, честно говоря, до сих пор так думаю.

А сейчас про двадцатый век рассказывают везде и много. Причём вроде бы как находится верный тон и подход: это рассказ о том, что было, и как вели себя люди, и что они делали. Про героизм обычных людей в трагическом веке их жизни. Очень много рассказывают о гражданской войне - она в Поволжье была очень кровавой. Но - никаких оценок, никаких совсем. Никаких "хорошие против плохих", или наоборот. Кроме разве что ситуации, когда простых людей просто убивали. Да и то рассказывают спокойно. С подробностями. Мол, такая у нас была история. А какой же прикажете её считать, если всё, что происходило, сам народ делал сам с собой?

Так вот, так сейчас и расссказывают о Чапаеве. Мол, был такой герой, в Первую мировую кровью заработал Георгиевские кресты, и не один, а потом ушёл в Красную армию, потому что его брата, который тоже был в солдатах, расстреляли за пропаганду, ещё в японскую. А поскольку Василий Иванович был хорошим солдатом, то он стал делать карьеру, и дослужился... и т.д.
Я то слушал, то бродил по музею. Дошёл до известной картины Богаткина "Чапаев в бою", и уже не мог отойти от неё. Я часто в прежние годы видел её репродукции, но они были какие-то смазанные. А тут - громадная картина, с ясно-ясно выписанными лицами русских, которые убивают других русских, и русских, которые умирают от выстрелов и ударов саблями. Картина какая-то не очень умелая, но от этого она просто потрясает. Залитые кровью лица казаков (Чапаев в основном воевал именно с казаками), перекошенные от нечеловеческой злобы лица тех и этих - в общем, кошмар. Кто читал "Щепку" Зазубрина, тот поймёт.
Посмотрел потом - картина написана в 1937-м году.

Экскурсовод ещё рассказывал о том, где именно врали бр.Васильевы, и как оно было на самом деле. Но главное - это был рассказ о героическом человеке, без всякой идеологии.
Никакой идеологии нет, вот в чём штука. Только история земли и людей на ней.

Ну ладно. Потом в Чебоксарах завезли на тракторный завод, на их выставку железных конец от Фордзона до последних моделей. Сейчас у Чебоксарского тракторного, говорят, нелёгкие времена. Без подробностей. Я никогда не думал, что так интересно будет бродить между этими железными машинами. Говорят, они все на ходу - залей соляру и вперёд. Куда вперёд, думаю. Надо бы узнать, на чём сейчас пашут там, где сеют пшеницу. На чём убирают, и почему это было так важно тогда - чтобы все видели, на чём пашут и сеют.
Едили по городу, были в парке Победы с выставкой оружия военного времени, а экскурсовод всё рассказывал, как русские, когда пришли, чувашей обижали. Их, по словам экскурсовода, не пускали в русские сёла, прижимали налогами, и вообще лучше было бы чувашам присоединиться к Казанскому ханству, да тут как раз Казань взяли, и некуда чувашам стало податься. И вообще он как-то обидно говорил - и русские женщины, мол, берут красотой, а наши,чувашские, зато лучше работают, и едят русские больше и внимание на еду обращают не по делу - вот потому они потом и такие толстые бывают, и вообще лучше всего было жить в хазарском каганате, когда татары воевали, евреи торговали, а чуваши работали. А я всё Чапаева вспоминал, и ту картину Богаткина.

Зашли потом в музей пивоварения, отвыпили разных сортов пива и закусили простой, но вкусной закусью, и в гостиницу отдыхать. Гостиница тоже простая, но хорошая, с вежливым персоналом. Чайник дали практически с первой просьбы.

Утром встали пораньше, и поехали к Казани.

Свияжск. Вернее, "остров-град Свияжск". Остров посреди реки, при слиянии её с другой рекой. Старый, со времён Ивана Грозного. Раньше, до революции, был довольно большим городом на острове, с большим количеством храмов и несколькими монастырями, с должным количеством начальства и купечества, в общем - нормальный русский процветающий небольшой город.
Потом революция, и Свияжск стал местом, где сталкивались и убивали друга все, кто мог. Женщина, рассказывавшая нам о годах гражданской войны, сказала: "Наша земля на два метра пропитана кровью". Рассказала, что Троцкий туда приезжал, производил инспекцию, и в полке, который не выбил откуда-то белочехов, устроил децимацию. А потом установил в Свияжске памятник Иуде. Хотел ещё Каину становить и Люциферу, но не успел, на что-то отвлёкся. Потом белочехи выбили из Свияжска красных, и расстреляли всех пленных, т.е., мобилизованных окрестных крестьян, рядом с тем местом децимации Троцкого. Такие дела.

Кстати, о Троцком в музее Чапаева тоже рассказывали, но у них Троцкий оказался хотя и немилосердным, но Чапаева он всё-таки не расстрелял, как собирался, а даже наградил и похвалил за порядок в дивизии.

После гражданской войны церкви в Свияжске были в основном разрушены, а монастыри и прочие здания были превращены в тюрьмы и другие гулаговские здания. Заключённых там было немеряно, мужчин и женщин. Причём женская зона была устроена там, где при царе тоже была женская пересылка. Но при царе она вмещала 20 человек, а при советской власти -  более шестисот. В большом храме, построенном незадолго до революции, в стиле больших византийских храмов, в то время сделали склад ГСМ... В общем, всё обычно и как везде.

Потом, после войны уже, лагеря оттуда вроде убрали, и сделали тоже гулаговские учреждения, но для детей и подростков. А потом, ближе к восьмидесятым, оттуда всё убрали, и остров вообще практически опустел. К началу девяностых (или чуть попозже) там жило под двести человек - приблизительно столько живёт и сейчас.

Перед въездом в Свияжск стоит небольшой, но впечатляющий памятник "Памяти жертвам политических репрессий". Похожий я видел в Чебоксарах, и в Ростове-на-Дону я тоже видел памятник с такой же надписью. Больше никаких памятников в Свияжске я не видел - правда, мы его и не целиком обходили.

Я никогда не понимал полностью, почему взяли такое название памятникам, которые сейчас, как я понимаю, стоят много где, а скоро будут стоять и в Москве, на проспекте Сахарова, у Садового кольца. Почему то, что делали с народом, называется "политическими репрессиями"? Ясно же, что жертвы никакой политикой не занимались, в подавляющем большинстве своём, и были простыми людьми, а их просто арестовывали и убивали или отправляли в каторжные лагеря. А при таком назывании - "политические репрессии" - получается, что это были наказания за политику, только очень массовые и жестокие. Фигня какая-то. Только я никому не могу это объяснить. Больше всего я спорил об этом с моим великим другом, ныне покойным, Юрой Шихановичем. Так и не доспорил.

Место невероятно красивое, как и всё Поволжье. Представляю, сколько народу туда приезжает летом.

Раифский монастырь. Говорят, что летом там очень красиво, озеро и лес. Но мы были в довольно плохую, промозглую погоду, везде мокрый снег - в общем, я как-то не очень чтобы... Не понял я этого монастыря, в общем. Кроме того, пожалуй, что в храме иконы Грузинской Божьей Матери удивительная религиозная... настенная живопись, что ли. Нигде такой не встречал. Я бы ещё приехал туда, попытался всё-таки понять, в чём тут дело. Нечасто так у меня бывает, чтобы я не находил взаимопонимания с монастырскими храмами. А тут вот...
Казань. Приехали в Казань, когда уже вечерело. Долго ехали по казанскому Заречью, ничего не было особенного, пока нас не подвезли к "Храму всех религий" Ильдара Ханова. Вот тут я первый раз за эту поездку содрогнулся и в душе родилось нехорошее слово "вот жеж".

Самое сильное впечатление того вечера в Казани - это был Зилантов Успенский монастырь. Необыкновенной красоты и спокойствия место. Недалеко от входа стоит памятник монахам, убитым вместе с игуменом монастыря в гражданскую войну. Вроде бы при занятии Казани красными с Зилантовой горы кто-то садил по ним из пулемёта. Красноармейцы вошли в монастырь и без суда и следствия расстреляли всю братию монастыря. Памятник - это крест с повешенным на него терновым венцом. И все храмы монастыря ( он сейчас женский, маленький совсем, там несколько монахинь и послушниц, занимаются, как я понял, реставрацией икон) очень грустные и лёгкие, что ли.

Постояли мы на окончании службы, приняли миропомазание, ещё походили по монастырю, и поехали в гостиницу. Хороший день был.

(Окончание следует, завтра надеюсь дописать про Казань и Йошкар-Олу).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 31 comments